16+
0% played
СЛУШАТЬ
«КРАСНОЯРСК ГЛАВНЫЙ»
СМОТРЕТЬ
ЭФИР

Среда,
25 мая

Дневники волонтеров Четверг, 29 июля 2021, 0 комментариев

Дневники волонтеров: первая волна

Мы всё-таки решились на проект о ковидном времени, прекрасно понимая, что тема уже полтора последних года измучила и людей, и врачей, и все мы устали, но нам важно было показать пандемию с особого ракурса — со стороны врачей и системы здравоохранения.

Вместе со мной в студии сейчас эксперт нашего проекта Алёна Миронова, координатор Красноярского регионального отделения «Волонтёры-медики» и старший преподаватель кафедры общественного здоровья КрасГМУ. Алена добрый вечер!

— Сегодня у нас выходит первая серия о том, как всё начиналось в марте 20-го, и вы выступаете в проекте как эксперт, как проводник в медицинскую сферу в условиях пандемии — про что в первую очередь, как вам кажется, этот проект?

Давайте вместе посмотрим премьерную серию и после поговорим о проекте, о цифрах и о том, как проходили съемки.

Декабрь, 2019 год. В мире появляются первые заболевшие Covid-19. Но мы верим, что это никак не коснется России.

31 января 2020-го. Первый заболевший уже в нашей стране. Но нам кажется, что это не дойдет до Красноярска.

16 марта 20-го года. Первый больной в БСМП. Именно сюда поступали первые официально подтвержденные пациенты со всего края и туристы, прибывшие из-за границы. Борьба началась.

Когда первая волна ковида пришла в край, вся система здравоохранения стиснула зубы и сжала кулаки, вспоминает врач, преподаватель КрасГМУ и региональный координатор «Волонтёров-медиков» Алёна Миронова.

Информации о вирусе было мало. Но к эпидемии инфекционная служба края готовилась. И в первую очередь инфекционный стационар БСМП, в структуре которого 120 коек, на случай массового поступления был разработан план развертывания койкамест и в других отделениях больницы. Как показало время с таким объемом по сути новой работы, в том числе и организационной наши медики не сталкивались.

В первые же дни волны Алёна собрала и возглавила штаб региональный Общероссийской акции взаимопомощи #МыВместе. Впрягаться приходилось быстро.

Алёна Миронова, координатор Красноярского регионального отделения ВОД «Волонтёры-медики», старший преподаватель кафедры общественного здоровья и здравоохранения КрасГМУ:
— Ощущение было как будто очень глубоко набрали воздуха и задержали. Потому что все дальше работа она шла очень быстрыми темпами. Потому что поступил первый человек, и потом все, лавинообразно стали расти люди, тут же все ушли на самоизоляцию, мы понимали, что вообще непредсказуемо, когда эта первая волна закончится?

Режим «самоизоляции», который власти ввели весной 20-го помог замедлить ковидное цунами, уверена Алена. Именно тогда медикам нужно было время на переподготовку.
Начинались очереди в аптеках, поликлиниках. В день волонтеры совершали до 90 выездов на дом. С врачей требовали всё больше и больше ответов: а почему не едет бригада? А когда возьмут бесплатный тест? И это притом, что другие болезни не исчезли.

В колл-центр горячей линии Минздрава и в поликлиники поступали тысячи звонков в день. А диагностикой ковида тогда занималась одна лаборатория. Это всего 400 тестов в сутки. Сейчас, спустя полтора года борьбы, лабораторий уже 13.

Алёна Миронова, координатор Красноярского регионального отделения ВОД «Волонтёры-медики», старший преподаватель кафедры общественного здоровья и здравоохранения КрасГМУ:
— Мы сейчас подходим к инфекционному корпусу и я хочу познакомить зрителя с историей, которая случилась здесь, внутри, тогда, в первую волну. Я вас познакомлю с доктором врачом-инфекционистом Владимиром, который был одним из первых, кто увидел первого больного ковидом.

Инфекционное отделение БСМП при планировке было рассчитано на обсервацию. Прочные железные двери с отдельными выходами на обе стороны здания. Как только 16-го марта 20-го года появился первый ковидный пациент, 85 сотрудников БСМП приступили к работе в «красной зоне» и остались жить в больнице. Для врачей и их семей это стало первым испытанием, вспоминает начальник госпиталя.

Владимир Черных, зав.1-ым инфекционным отделением, начальник инфекционного госпиталя КГБУЗ «КМКБСМП им Н.С. Карповича»:
— Жена при этом, конечно, рыдала. Первое время активно общались по видео связи, смс-ки писали «доброе утро», зато выход из зоны был как праздник! Карантин же две недели.

За год в базовом инфекционном госпитале БСМП зарегистрировано около 18 тысяч обращений, 10 тысяч из числа обратившихся госпитализированы. Проведено более 12 тысяч КТ-исследований. В операционной инфекционного госпиталя прооперированы около 700 пациентов.

За первый год пандемии в госпитале БСМП отработали более 3 тысяч сотрудников. Это врачи разных профилей: медсестры, санитары, прочий персонал, включая студентов и ординаторов КрасГМУ, студентов медицинского колледжа, приходили работать и коллеги из других больниц,. Многие трудились не одну смену.

Владимир Черных, зав.1-ым инфекционным отделением, начальник инфекционного госпиталя КГБУЗ «КМКБСМП им Н.С. Карповича»:
— М мы отстояли один месяц. Нас заменили коллеги и уже было спокойнее. Никто тогда не думал, что это затянется больше, чем на год. В первую волну конечно, несмотря на подготовленный климат, мы начали уставать, но мы спасались тем, что между смен мы собирались, в комнатах отдыха, в настольные игры играли.

Осенью в БСМП заработала своя ПЦР-лаборатория мощностью 300 исследований в сутки, за 4-5 часов специалисты делают тесты на коронавирус. Сейчас в базовом инфекционном госпитале БСМП 738 коек. В семь раз больше, чем в первую волну. И 2/3 пациентов в тяжелом состоянии.

Владимир Черных, зав.1-ым инфекционным отделением, начальник инфекционного госпиталя КГБУЗ «КМКБСМП им Н.С. Карповича»:
— В данном случае вы имеете возможность лицезреть облачение начальника госпиталя с модификациями именно для него. Это мед.маска с фильтрацией, на поясе у меня реанимационный пульсоксиметр, я не могу пользоваться связью и так ходить, поэтому телефон у меня упакован влагозащитной штукой, говорить тяжело, но получается.

В такой антиковидной «упаковке» Владимир работает на обходе. Более 8 часов нельзя есть, пить, ходить в туалет. После «красной зоны» костюмы замачивают в прорезиненные спец.мешки с дез.раствором. Это особо опасные отходы класса «В». Их утилизацией занимаются спец.предприятия. А врачи — размываются после ковидария, этот термин означает полную дезинфекцию тела.

Алёна Миронова:
— Чтобы вся картина была полной, я хочу познакомить с медиком, которая заболела в числе первых.
— Она сотрудник инфекционного отделения?
— Да.

Рабочий день медсестры Ирины начинается с обхода уже 11 лет: раздача лекарств, инъекции, круглосуточное наблюдение за пациентами: температура, давление, теперь еще и сатурация ежечасно. Но ту мартовскую смену, когда мед.работнице пришел положительный анализ на ковид, она помнит как сейчас.

Ирина Тенютина, медицинская сестра 1-го инфекционного отделения КГБУЗ «КМКБСМП им Н.С. Карповича»:
— Никаких симптомов у меня не было, я просто была в шоке. Я не поверила, естественно, «ну я не могу заболеть, меня это не коснется» — и так же я подумала, мне сначала было не страшно, но когда уже со мной рядом поступали пациенты с более тяжелой формой, тогда я уже задумалась серьезно, я не знала — излечусь я или нет.
— А что ваши родные?
— Родным я только дочке сообщила, а тете и дяде в возрасте уже побоялась говорить. И я за коллег переживала, потому что находились в тесном контакте.

Владимир Черных, зав.1-ым инфекционным отделением, начальник инфекционного госпиталя КГБУЗ «КМКБСМП им Н.С. Карповича»:
— Друзья! Да, тяжело. Полтора года прошло. Но ситуация-то посмотрите раз за разом глобально-то не меняется. Потерпите, пожалуйста. Не ради того, что медики устали. Ради себя. Ради собственных близких. Да, вы скажете — заперли! Изоляция! Потерпите — и тогда мы поборемся.

Наши проекты