16+
0% played
СЛУШАТЬ
«КРАСНОЯРСК ГЛАВНЫЙ»

Смотрите эфир
«Новости Прима» онлайн
через 18 часов 19 минут
Расписание

Пятница,
18 октября

Станция на Ангаре Вторник, 8 октября 2019, 0 комментариев

Станция на Ангаре. 2 серия

Прямо сейчас — продолжение проекта «Станция на Ангаре». Полина Кольт и Михаил Ленивцев продолжают исследовать, как работает Богучанская ГЭС. О безопасности и устройстве станции смотрите во второй серии проекта.

«Ой да между гор, между гор высоких. Ой да выпал речка, славной Ангара». Наверное, сибирские казаки когда-то пели похожие строки, сидя у ручья рядом с Ангарой. Теперь здесь и мы, только ручей стал заливом глубиной в 30 метров, а бурная река — огромным озером.

Вот вам сравнение — на стройку ГЭС ушло столько бетона, сколько хватило бы на полторы пирамиды Хеопса. А из металла можно было бы построить пять Эйфелевых башен. И бросить такого колосса без присмотра никак нельзя — станцию нужно проверять и внутри, и снаружи.

А потому абсолютно всё вокруг усеяно разными датчиками, скважинами и приборами, больше 10 тысяч разновидностей устройств, которые следят за безопасностью. Один её из параметров — обходная фильтрация. Для её контроля по берегам Ангары пробурили больше сотни скважин, каждую из которых нужно постоянно проверять: оценивать уровень грунтовых вод, устойчивость и состояние горных пород. Ольга занимается этим больше 20 лет и в жару, и в мороз.

Ольга Аксёнова, ведущий инженер ЛГТС
— Если вода пойдёт в обход сооружения, то с помощью таких устройств мы её поймаем и будем вести наблюдения и контроль за ней.

Дело это, конечно, важное и нужное. Вот только внутри скважины ничего не видно — слишком узкая и глубокая. Поэтому пока специалисты фиксируют свои показания, давайте посмотрим по сторонам, благо, есть на что. Места здесь чистые, поэтому набиваем полные карманы шиповника на чай и поехали: с горных просторов, верхом на камазе-вахтовке спускаемся ниже и ниже — прямо под землю.

Оказывается, Богучанская ГЭС состоит сразу из двух плотин: бетонно-гравитационной и каменно-набросной. И эти бетонные коридоры — водонепроницаемый стержень всей дамбы, иначе бы камни давно смыло водой. И здесь у инженеров две задачи. Во-первых, измерить уровень давления на основание плотины. Во-вторых, набрать воды для химических анализов. И дело это требует невероятного терпения. Хотя хрупкая девушка-инженер Мария говорит об этом буднично.

Мария Токмакова, инженер 1-й категории группы фильтрационного контроля и визуальных наблюдений
— Мы берём у них, получается, 12 банок и две разносочки. Получается шесть проб всего. То есть, если пизометров 180, мы можем ходить весь месяц и каждый день отбирать пробы. Это у нас обязательное предприятие, которое мы должны проводить.

После этого двухлитровые банки отправляются в лабораторию, где специалисты изучают её химический состав. Всё серьёзно: они исследуют содержание щёлочи, магния, кальция и ещё десятка веществ. По результатам можно сделать выводы о состоянии и станции, и окружающей среды.

Людмила Язовская, инженер-химик лаборатории химического анализа и контроля
— Содержание железа. Если железо превышает определённые нормы, значит идёт разрушение нашей плотины, потому что она содержит металлическую арматуру. И вот по всем этим анализам лаборатория технического контроля делает выводы свои и обобщает.

И не водой единой, ведь станция просто напичкана разными механизмами — это турбины, трансформаторы, несколько автономных резервных источников питания. Да и те же тысячетонные краны в машинном зале. Для исследования одного только машинного масла есть специальная лаборатория.

Отдельная история на гидростанциях — электрический ток и высокое напряжение, и чем дальше они от людей, тем лучше. Отдельная гордость БоГЭС — комплектно-распределительное устройство, где энергию разделяют и отправляют по высоковольтным линиям потребителям. Обычно оно на улице, работа зависит от погоды, а подходить близко смертельно опасно. А здесь — всё наоборот.

Наконец, и за приборами нужно следить, поэтому для измерения данных с десятков тысяч устройств работает отдельная группа инженеров.

Снежана Тимиряева, ведущий инженер группы измерений и метрологии
— Мы же не можем потрогать электрический ток, мы можем его только измерить. Соответственно, мы занимаемся измерением и мы калибруем приборы разные: температурные, электрические, давления, давления вакуума и вибрационные.

Вот такой здесь контроль за безопасностью. И это мы ещё не остановились подробно на системе аварийной работы, рыбозащитном комплексе и работе водолазов на дне водохранилища. Но пора и отдохнуть.

В следующей серии мы доберёмся до Кодинска, посадим своё дерево в центре города и расскажем о благотворительной экологической акции «Оберегай».

Наши проекты